Украина задает мировые тренды в использовании дронов для ведения морских войн, – Гудыменко

0

Украина задает мировые тренды в использовании дронов для ведения морских войн, – Гудыменко

Использование дронов для поражения вражеских целей на воде открыло новую страницу в истории морских войн. Следующей задачей должно стать применение искусственного интеллекта для БПЛА, чтобы совершать атаки на российские подводные корабли.

Об этом младший сержант ВСУ в отставке и глава ОО “Украинское объединение “Мечта” Юрий Гудыменко рассказал в интервью каналу “Сейчас”.

“Сегодня мы не просто первые внедряем такую стратегию, а еще и задаем тон всему, что будет происходить в морских войнах следующие 10, а может, и 100 лет. Это беспрецедентно для государства, которое по сути своего полноценного флота не имеет. Сейчас все морские государства, для которых морской флот играет важную военную составляющую, активно изучают наш опыт и делают выводы. Если существуют хоть какие-то средства борьбы с воздушными дронами, то у россиян нет даже идей, как бороться с водными дронами, кроме как обстреливать из крупнокалиберных пулеметов. Еще одна вещь, которая пока не произошла – это атака надводного дрона на подлодку. Это сверхсложная задача, но думаю, что такими темпами мы будем ее также решать”, – комментирует Юрий Гудыменко.

По словам военного, на примере воздушных дронов украинские защитники прошли долгий путь. Сначала благодаря волонтерам привозили на фронт одиночные “мавики” для наблюдений за вражескими позициями. В дальнейшем – “мавики”, которые сбрасывают на противника большие взрывчатые средства до 16-18 кг. Затем – FPV, которые управляются оператором, а в перспективе зависают в воздухе и самостоятельно, благодаря искусственному интеллекту, идентифицируют и поражают цель.

“Следующий шаг – это рой дронов в количестве от 10 до 200 средств. Они имеют связь между собой, определяют общую цель и тактику атаки. Морские дроны пока отстают от этого процесса. Это сверхсложная задача, но мы будем решать ее. Именно так происходит весь процесс развития оружия: нужно находить слабые места и стараться убрать их. Слабое место в дронах – это связь с оператором”, – подчеркнул Юрий Гудыменко.

Читайте також:  “Авторитарний ідіотизм” – найгірше, що могло статися з Україною в період епідемії коронавірусу

Источник

Залишити відповідь