Дарья Бассель и Docudays замутили очередную коррупционную схему

Хорошее кино дарит нам не только глубокие эмоции, но и дает обильную пищу для рефлексии о чужом опыте, который впрочем никого ничему не учит. 90% отечественного “кинопродукта” смотреть решительно невозможно, однако мучительный процесс его создания крайне поучителен с точки морали и клинической психологии.

Как пишет Укррудпром, на прошлой неделе разгорелся скандал вокруг конкурса, который на деньги ведущего мирового стримингового сервиса Netflix проводила Украинская киноакадемия. Выяснилось, что из 9 членов жюри шестеро, презрев очевидный конфликт интересов, приняли участие в конкурсе и (о, чудо!) победили. Потрясающий пример бесстыдства и тупости, прекрасно характеризующий текущее состояние дел в нашей стране.

В развитых социумах подобные схемы тоже имеют место. Но все-таки принято соблюдать приличия и отправлять на конкурс какого-нибудь proxy (“прокладку”). Все прекрасно понимают почему победил Б — он представлял интересы А. Но приличия соблюдены, доказать что-либо сложно, и общественная мораль не получает мега-пробоины ниже ватерлинии. Либо можно обменивать свою небескорыстную помощь в одном конкурсе, где ты входишь в состав жюри, на победу в другом, где ты уже среди простых участников. В общем механизмы “взаимодействия” благодаря более 50 тыс лет человеческой цивилизации наработаны.

К сожалению, 7-месячное ожидание ядерного апокалипсиса негативно повлияло на волевые центры членов жюри конкурса Киноакадемии и Netflix. Мысленно проорав “после нас хоть потоп!”, они буквально набросились на те самые гранты, которые были призваны распределять. В итоге из 720 тыс долларов, выделенных Netflix, члены жюри получили 105. И это мы говорим именно о бесстыдно разворованном. А сколько ушло своим людям по вышеописанным “приличным схемам” — мы можем лишь догадываться. Возможно все 720 тыс до центика.

Читайте також:  Картограф знайшов у шведському лісі скарб Бронзової доби

Такое неподобство среди прочего случилось поскольку Netflix изначально самоустранился не только от раздачи грантов, но и какого-либо контроля за этим процессом. Что, кстати, после скандала с Украинской академией ставит под репутационный удар второй конкурс, который на деньги все того же стримингового сервиса проводил House of Europe. Здесь 100 тыс евро было отправлено на поддержку молодых украинских киноталантов.

Однако, как объяснили еще при позднем “совке”: “круговая порука мажет как копоть”. Благодаря участию в жюри конкурса Украинской киноакадемии такого персонажа как Дарья Бассель (она отличилась тем что в отличие от остальных неуемных участников жюри получила не один, а сразу два гранта на свои “кинопроекты” — что логично: ведь 30 тыс долларов со всех сторон лучше чем 15) под вопросом оказались итоги еще одной ярмарки тщеславия.

Киношной тусовке Дарья известна как координатор фестиваля документального кино о правах человека Docudays UA. То есть это представитель хорошо нам известной когорты “людей с хорошими лицами”. За пару недель до результатов конкурса Украинской киноакадемии Docudays подвела итоги своей стипендиальной программы FILMBOOST. И здесь тоже распределялись деньги западных доноров — прежде всего, Deutsche Filmakademie e.V. и Goethe-Institut. В общей сумме более 300 тыс евро.

Члены жюри в FILMBOOST не побеждали, но неортодаксального тоже хватало. Начиная от изменения регламента конкурса за неделю до его завершения (было введено требование о двух рекомендационных письмах, после чего весь украинский кинорынок в пожарном порядке обменивался друг с другом заветными бумажками), и заканчивая присуждением премий лицам, не имеющим никакого отношения к киноиндустрии.

Как видим, чтобы “распилить” более миллиона долларов с коллегами, друзьями, собутыльниками, любовницами не обязательно быть персонажами пошиба Кирилла Тимошенко. Для этого даже не нужно “Большое строительство” дорог, по которым потом как по маслу будет въезжать бронетехника оккупантов.

Читайте також:  Андрій Волков - рейдер чи агент Росії?

Неудивительно, что у той же Бассель и других членов жюри нашлось достаточно большое количество заступников, которые штурмовали комментарии в Facebook c криками “неблагодарные свиньи, как вы могли забыть, как Даша вам всем помогала”. Типичный стокгольмский синдром нашей творческой интеллигенции, говорящий о том, что никакие механизмы саморегуляции и -контроля в этой среде по определению невозможны. Как впрочем и в любой другой, если мы говорим о внутриукраинском збиговиське.

Этот кейс очень важен для нас всех, как минимум, по двум причинам:

• В очередной раз на практике доказано, что нельзя выделять средства кому бы то ни было без эффективных механизмов контроля со стороны доноров;

• При прочих равных центры принятия решения об использовании таких средств должны находиться как можно дальше от наших плодородных черноземов. Вашингтон или Брюссель — предлагать.

Leave a Reply