Мюнхенские отговорки. Как Зеленский озвучил новые шаги «ползучей капитуляции»

Итог мюнхенского выступления Зеленского выглядит не слишком оптимистичным. Украина продолжает ползти в направлении капитуляции.

Выступление президента Украины Владимира Зеленского на Конференции по безопасности в Мюнхене позволило увидеть первые намеки на «мирный план для Донбасса», о котором в команде Зе говорят уже несколько месяцев, не называя по факту ничего. Впрочем, озвученные намеки «дорожной карты» от Зеленского вполне укладываются в стратегию «ползучей капитуляции», которой в Офисе президента придерживались всегда.

Итак, в коротком изложении все сказанное Зеленским в Мюнхене по вопросу Донбасса, укладывается в несколько достаточно простых тезисов.

Во-первых, Зеленский в очередной раз подтвердил намерение украинской власти провести местные выборы на Донбассе ближайшей осенью, одновременно с местными выборами на территории всей Украины. Правда, в этот раз украинский президент привязал к Донбассу, еще и Крым, но звучало это не слишком уверенно. «Хотелось бы и на территории Крыма», — сказал Зеленский, добавив тут же, что «сделать это без элементарных политических условий невозможно».

Во-вторых, глава украинского государства предложил «новый принцип разведения сил на Донбассе», заключающийся в «секторальном разведении». В соответствии с этим принципом «линия разграничения разбивается на секторы. Осуществляется постепенное разведение сил, переход от одного сектора к следующему возможен только после того, как СММ ОБСЕ проверит, что в секторе отсутствуют незаконные вооруженные формирования». Идея «секторального разведения» как бы добавляет новизны в закрепленную в Минских соглашениях договоренность о разведении сил, вот только не совсем понятно, чем «секторальное» разведение отличается от того, которое осуществляется сейчас на отдельных участках линии разграничения, кроме того, что теперь эти участки будет называться «секторами».

Идея перехода от одного сектора разведения к другому только после выводов ОБСЕ об отсутствии в разведенном сектора незаконных вооруженных формирований, звучит тоже не слишком убедительно. Вряд ли наблюдатели ОБСЕ будут физически способны отследить все мобильные группы боевиков, которые будут заезжать в сектор отстреливать боекомплект и возвращаться назад. Да и склонность миссии ОБСЕ не замечать, то, что не хотела бы видеть Россия на Донбассе, всем более-менее известна.

В-третьих, Зеленский заявил о готовности вести переговоры с ОРДЛО, но не с главарями боевиков, а с обычными людьми. «Нас убеждают, что таким действенным механизмом является прямой диалог с так называемой местными властями в ОРДЛО… Мы готовы к диалогу с мирным населением этих территорий. Но не с теми, кто является непризнанным с точки зрения международного права, а следовательно, не может представлять местное население», — заявил Зеленский.

Казалось бы, принципиальный отказ от переговоров с марионеточными руководителями «молодых республик» можно было бы только приветствовать, но в подсовывании вместо переговоров пушилиными-пасечниками «народной дипломатии» кроется достаточно очевидный подвох. Собственно, вся эта идея разговоров с мирными людьми на Донбассе также не слишком нова. При СНБО в этом направлении уже давно работает небезызвестный до недавнего времени юморист Сергей Сивохо, который не без скандалов продвигает «диалоговую платформу» «Мир Донбассу». Подвох же заключается в том, что на оккупированных территориях далеко не самые благоприятные условия для свободы слова, и все формы «народного диалога», которые могут предложить Сивохо и компания будут по большому счету профанацией. В ОРДЛО вполне можно отправить и некую народную делегацию с «Большой Украины», что в принципе уже пару раз делалось разными пророссийскими политическими силами, или организовать телемост с возможностью высказаться простым людям, но все что в Украине услышат с той стороны гарантированно будет позицией никакого не народа, а местных коллаборантов, спущенной им из Кремля. На оккупированных территориях, что уже не раз было зафиксировано, люди на улицах и без телекамер боятся говорить на политические темы, что уж говорить о публичной платформе.

И в-четвертых, Зеленский в Мюнхене заявил, что Украина согласна на совместный контроль границы с представителями ОРДЛО как условие проведения местных выборов на Донбассе. Опять-таки красную линию «сначала контроль над границей — потом выборы» Зеленский как бы не переступил, но «совместное патрулирование» вместо полноценного контроля украинских пограничников выглядит крайне странно.

Даже если отбросить этическую и формально-юридическую сторону вопроса, по которой никакие украинские силовики в принципе не могут вести никаких официальных совместных действий с вооруженными бандами сепаратистов, то и тут целесообразность «совместного патрулирования» будет стремиться к нулю, за исключением пропагандистского эффекта от «братания и примирения».

Нет, группу украинских пограничников или даже спецназовцев вполне можно по договоренности с «ополченцами» и в их сопровождении доставить на линию государственной границы, и даже пройтись по ней, поглядывая в бинокль на российскую сторону. Но ничего общего с контролем над границей это иметь все равно не будет. Крайне наивно было бы предполагать, что даже достаточно многочисленная группа украинских силовиков со стрелковым оружием может хоть что-то всерьез контролировать, находясь в глубоком тылу оккупированных территорий.

Таким образом итог мюнхенского выступления президента выглядит не слишком оптимистичным. Зеленский, по сути, предложил Путину лишь несколько новых уступок, которые в принципе не предполагают возможности получить какие-то выгоды кроме, разве что формальной возможности для украинской власти говорить о непересечении красных линий, или рассчитывать на очередной обмен пленными. По факту же украинцев продолжают постепенно приучать к мысли, что капитуляция — это не больно.

dsnews.ua

Добавить комментарий