Anti-colorados – Почему Керченский мост до сих пор не разрушен – взгляд из Польши

0

Почему Керченский мост до сих пор не разрушен: взгляд из Польши

Следующий ниже текст основан на мнении польских экспертов по поводу того, насколько защищен или может быть защищен Керченский мост, как он может быть выведен из строя и почему этого до сих пор не произошло. В общем, тут надо делать поправку на то, что они это видят со стороны и оттуда что-то им видно лучше, а что-то они не могут понять просто потому, что некоторые вещи надо ощутить на собственной шкуре. Тем не менее, тема этого давно проклятого моста интересна всем и потому посмотрим, как это выглядит из Польши.

Как всем понятно, а нам уже и достоверно известно, военно-морские базы и критически важная береговая инфраструктура должны, как правило, быть готовы к защите от диверсий и террористических актов. В течение многих лет как процедуры, так и технические средства защиты от нападения разрабатывались практически во всех областях: под водой, с поверхности воды, с суши и с воздуха. При этом, применяемые меры часто берут что-то из смежных областей военной практики и адаптировались к тем задачам, которые приходится решать в таком случае. Однако некоторые, абсолютно специфические средства и приемы, безусловно приходится начинать с чистого листа, поскольку защита от подводного нападения силами диверсантов или беспилотных систем, больше нигде не нужна. Очевидно, что Керченский мост нуждается в еще большем количестве средств защиты, чем средняя морская база в связи со своими габаритами, а также потому, что мост стоит не в бухте, а в проливе.

Очевидно, что еще на стадии строительства моста, уже разрабатывались меры, которые должны обеспечить безопасность со стороны суши. В первую очередь речь идет об организации транспортных потоков, пропускного режима, а также возможностей ликвидировать последствия взрыва или пожара на мосту. И эти меры были предприняты – были поставлены сканеры, которые просвечивают транспортные средства, на мосту имеется персонал, способный досматривать все, что заходит на мост, как это делают на границе, ну и понятно, что заточенные на работу в районе моста, расположены пожарные и спасательные команды и тоже самое касается морской части обеспечения безопасности.

Но все это может более или менее эффективно работать в относительно мирное время, но не в условиях войны и тем более, когда уничтожение моста артикулировано военным командованием Украины как одна из приоритетных целей. И это не просто слова, а уже были предприняты пробные попытки выведение моста из строя. Понятно, что сначала надо было прощупать возможности противника относительно противодействия, а так же особенности всей системы защиты.

В результате эта система оказалась настолько дырявой, что ее удалось обойти дважды: в октябре 2022 года и в июле 2023 года. В первый раз (по официальной версии) на Керченский мост въехал седельный тягач с контейнером, а со второй попытки – автомобиль со взрывчаткой, подробностей этих инцидентов не очень много, но сам факт этого происшествия – очевиден. Конечно, можно не сомневаться в том, что россияне сделают какие-то выводы и улучшат свою систему безопасности и что она будет более эффективной. Однако, поскольку это не удалось сделать в период с октября 2022 года по июль 2023 года (т.е. после первого прорыва дороги), маловероятно, что это произойдет сейчас.

Читайте також:  Николаевские десантники сбили российский вертолет Ка-52 из «Иглы»

Но если речь идет о защите от диверсии, которая организована путем повреждения с суши, то тут все зависит от ужесточения контроля движения по мосту. И чем он будет жестче, тем сильнее будет сокращаться пропускная способность самого моста. В конце концов, меры безопасности могут поставит под вопрос целесообразность этого моста как транспортной магистрали. А ведь он как раз и задумывался для того, чтобы расширить и ускорить транспортный поток.

Но все более актуальными становятся угрозы с других направлений и в первую очередь с воздуха. Очевидно, что Керченский мост, как объект стратегического значения, должен охраняться вооруженными силами федерации, которые выделяют для этого силы и средства. Проблема в том, что это не обычный, небольшой мост, а переправа длиной 19 км, с четырьмя автомобильными и железнодорожными линиями, поддерживаемыми 288 опорами.

Поскольку конструкция моста изначально этого не предполагала, развернуть зенитные комплексы на самом мосту практически невозможно. Поэтому противодействие атакующим воздушным целям может быть заказано только системам, развернутым на входе в переправу (у Керчи в Крыму и у озера Тузла в России) или развернутым в центральной части переправы – на острове Тузла (длина около 6,5 км и наибольшая ширина около 500 м). С организованных там огневых позиций должны быть прикрыты три элемента переправы: сам остров, около 5 км мостов к востоку от острова Тузла и около 4 км к востоку.

Польские специалисты считают, что в случае с морским мостом, зенитные средства должны иметь возможность работать не только по воздушным, но и по морским целям. И если воздушные цели можно поражать ракетами, то морские можно достать только пушками. Из того, что москва сейчас имеет на вооружении, для такой цели подходит лишь ЗПРК “Панцирь 1С”. В его пользу говорит еще и то, что если воздушную атаку будет осуществлять с помощью низко летящей и скоростной цели с направления Черного моря, то не имея там систем раннего оповещения, цель все равно окажется обнаруженной у моста все всего в паре-тройке километров и потому ЗРК дальнего и среднего радиуса действия это не то, что нужно.

Понятно, что можно получить целеуказания с корабля или самолета, но в таком случае из надо постоянно держать именно на позиции раннего оповещения, а постоянно обеспечить такой режим невозможно. В таком случае, учитывая дальность стрельбы этого комплекса, для защиты моста прийдется использовать не менее 12 единиц, чтобы перекрыть своей зоной поражения оба въезда на мост и середину комплекса на острове Тузла.

Читайте також:  "Слуга народу" Нікітіна взяла помічниками на платній основі свого чоловіка - працівника СТО та візажистку

Ведь надо иметь возможность работать как на северное направление, так и на южное. Уже тут начинает возникать масса вопросов как о том, чтобы оттянуть сюда столько средств ПВО, так и о взаимодействии. Ведь не секрет, что Панцири показали себя не очень бодро в необычных ситуациях. Россияне пытаются замаскировать эту проблему, хвастаясь, что они разместили зенитные системы большой дальности С-300 и зенитные комплексы средней дальности “Бук” у входа в Керченский пролив. Однако это никоим образом не решает проблему надводных беспилотников, а также низко летящих крылатых ракет.

Защита моста от надводных дронов выглядит еще более сомнительно потому, что Панцирь хоть и может поразить дрон пушками, но огонь надо вести вручную, поскольку радар не позволяет захватывать и сопровождать надводные цели. Для этого нужно модернизировать как радар, так и систему управления огнем, а это – время, деньги и технологии, которые надо собрать в кучу до того, как мост будет выведен из строя.

Но даже специализированные навигационные радары обнаруживают такие надводные объекты (например, яхты) на расстоянии 2-4 морских миль (3,7-7,4 км), и только при наличии на этих лодках отражающих конусов – увеличивая эффективную площадь радиолокационного отражения. Украинские надводные беспилотники, конечно, таких отражателей не имеют, а кроме того, они выполнены по стелс-технологии. Таким образом, они, вероятно, могут быть обнаружены морскими радарами на расстоянии не более 1-2 морских миль (1,85-3,7 км).

Однако учитывая скорость дронов, время эффективной реакции на них становится критическим, а возможность поражения – низкой, относительно конечной цели системы защиты. Так что самым простым способом защиты Керченского моста от атак надводных беспилотников могли бы стать корабли, развернутые в море с юга. Однако при дальности обнаружения надводных беспилотников около 3 км россиянам придется держать под постоянным наблюдением до трех таких судов. Более того, они должны быть в круглосуточной готовности к защите от надводных беспилотников, поэтому они должны быть должным образом вооружены и укомплектованы.

Ну и понятно, что если предпринимаются отчаянные меры по защите моста с суши, воздуха и моря, то оставить без внимания возможность атаки из-под воды, было бы глупо. Тогда можно было бы вообще ничего этого не делать. И в общем нельзя сказать о том, что средств подводной защиты не существует, наоборот, их достаточно много. Это и специальные датчики, которые сканируют толщу воды, и средства физической защиты в виде специальных пиротехнических устройств, которые могут либо ввести из строя пловцов, либо убить их взрывной волной.

Собственно говоря, это – единственный, эффективный способ защититься от подводных диверсантов, но тут имеется три проблемы, которые могут стать фатальными. Первая из них чисто технического характера. Обычно базы ВМФ искусственно сужают вход в бухту и поэтому контроль подводного пространства, имеет протяженность в несколько десятков метров, что позволяет поставить туда нудное количество датчиков и адекватно реагировать на их показания. Здесь же речь идет о километрах вдоль моста, выведение любой опоры которого из строя, станет фатальным для всего сооружения. А это значит, что объем работ, по обеспечению системы безопасности, будет просто чудовищным.

Читайте також:  Потери ВСУ – на Запорожском направлении погиб Александр Наумов из Нетешина – фото

Вторая проблем состоит в средствах борьбы с подводной угрозой. Основным и самым эффективным средством такой борьбы, является подрыв специальных боеприпасов – глубинных бомб, которые формируют мощную ударную волну, которая выводит из строя пловцов. Но она же воздействует на опоры и довольно зыбкий грунт, на котором стоят опоры. Такой взрыв может вывести из строя не только и не столько диверсантов, сколько опоры моста. А третья проблема состоит в том, что ВСУ уже заявили о наличии подводных дронов и противник понятия не имеет о том, как на дрон подействует эта самая взрывная волна и подействует ли вообще.

В общем, как ни крути, а такое огромное одоробло как Керченский мост спасает его максимальная удаленность от подконтрольной Украине территории. В связи с этим, польские специалисты считают, что ВСУ прямо сейчас имеют средства для разрушения Керченского моста, но пока их не применяют по одной причине. Сейчас логистика осуществляется как по мосту, так и по суше, вдоль побережья Азовского моря. То есть конечно, существенно повредить мост можно, но пока противник имеет сухопутный коридор по материковой части Украины до Крыма, он просто перераспределит потоки, а тем временем будет активно ремонтировать мост. Но как только ВСУ выйдут до берега Азовского моря, тут и прийдет время Керченского моста.

Вот такие мысли возникают у польских коллег, благодаря взгляду со стороны. Ну а наше дело покрутить эти мысли, глядишь – кто-то найдет что-то совсем оригинальное, в этом раскладе и сделает важный ход.

disclaimer_iconВажно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке…

Источник

Залишити відповідь