Правнук лейтенанта Шмидта: что не так с созданием банка в «Укрпочте»

В украинском медиаполе разыгралась нешуточная баталия относительно положений законопроекта № 2788-д, который предполагает, что национальный почтовый оператор получит возможность осуществлять ряд банковских функций без получения банковской лицензии и без контроля со стороны НБУ. СЕО «Укрпочты» Игорь Смелянский видит в таком подходе одни лишь плюсы, о чем не преминул заявить в недавнем интервью. Ему оппонируют представители Нацбанка и банковского сообщества, как украинского, так и зарубежного.

Взять у населения деньги. Миллиарды гривен. И просто отдать их в какой-то банк. Заработать с этого комиссию. Вроде, не так много, всего 4%, но зато — не шевельнув и пальцем. С 30 млрд грн — это ого-го сколько получится, хватит на хлеб с маслом. Когда-нибудь потом — деньги населению вернуть. Или не вернуть, если, допустим, банк, которому отдали деньги людей — вдруг прогорит. Это не так и важно. Ведь ответственности за это — все равно практически никакой. Контролировать-то — некому.

Удивительно, как столь простая и гениальная в своем исполнении схема до сих пор не пришла на ум главе министерства внутренних дел? Ведь у него для этого есть все возможности — сеть полицейских участков, почти в каждом селе, много исполнительных сотрудников. Долги по кредитам, опять же, есть кому выбивать… Всего-то и надо — протолкнуть через Верховную Раду закон, разрешающий доблестной украинской полиции заниматься банковскими услугами. А вот же, не додумался до такой элементарщины.

А вот глава «Укрпочты» Игорь Смелянский, отстаивающий идею превратить свое ведомство в подобие банка, (так, чтобы иметь кучу привилегий и почти ноль ответственности) — додумался. И, похоже, не только до этого. В недавнем интервью «Лиге» он просто фонтанирует заделами, дающими 100-очковую форму любому из потомков лейтенанта Шмидта, включая бессмертного Остапа Бендера. Как вам, помимо превращения «Укрпочты» в банк, идея, чтобы она занималась поставками газа украинцам, а? Трепещи теперь «Нафтогаз», радуйся население — грядет не только «почтобанк», но поставки «газа-почтой»!

Если же говорить серьезно, то интервью Смелянского показало, что идея создания на базе национального почтового оператора некого гибридного банка-почты, в том виде, как ее видит руководитель почтового ведомства, может нанести еще больше вреда, чем думают сейчас специалисты банковского сектора. Ведь сам глава «Укрпочты», похоже, не только не замечает вполне очевидных рисков, но и упорствует, что эти риски — на самом деле преимущества.

Начнем с одной из самых простых вещей — персонала. Смелянский безапелляционно утверждает, что никаких дополнительных людей «Укрпочте» для того, чтобы оказывать банковские услуги, не потребуется.

«Нисколько», — ответил он на соответствующий вопрос журналиста о необходимом количестве новых сотрудников. Мол, наши почтальоны — универсалы, справятся с чем угодно. Честное слово, не хочется приводить в пример, что получилось из известного тезиса на счет кухарки, управляющей государством. Об этом и так все знают. Но тут аналогия налицо.

Нет, мы ни в коем случае не собираемся обижать персонал «Укрпочты». Мы уверены, что там трудятся достаточно ответственные люди (хотя, откровенно говоря, качество услуг почтового оператора в целом пока и оставляет желать лучшего). Но все-таки хотелось бы напомнить господину Смелянскому, что заниматься каждым видом деятельности, особенно таким важным, как банковские операции, должны профессионалы своего дела. Ведь работа с деньгами — это далеко не сортировка писем. И с точки зрения навыков, и по уровню ответственности.

А ведь кроме, собственно, банковских работников — нужны будут обученные IT-специалисты. Руководители с высшим образованием финансового профиля. Наконец, специалисты по безопасности, как финансовой, так и, условно говоря, физической.

Хотя стоп, какая безопасность? Если глава ведомства полагает, что соблюдать ее нормы, положенные другим банкам, на «Укрпочте» не обязательно? Как и требования к кассе, принятые во всех остальных финансовых учреждениях?

«Единственное исключение, о котором мы просим – требования к кассам и инкассации. Немного неадекватно делать кассу за $30 тыс в селе, где живет 300 человек. Плюс, учитывая наши дороги, не всякая бронированная машина туда доедет», — утверждает Смелянский.

Да что говорить, если помещения для своих «почтобанковских» отделений Смелянский планирует… брать в аренду у сельсоветов «на несколько часов работы в день».

Интересно объясняет Смелянский и механизмы, с помощью которых «почтобанк» планирует зарабатывать. То он утверждает, что ему не выгодно принимать депозиты от условных «бабушек», называя этот вид деятельности «пассивом». То говорит, что планирует привлечь за несколько лет порядка 25-30 млрд грн и получить с них 4%.

«Это комиссионный доход: взяли под 6%, положили в другой банк – под 10%. Разница – это наша комиссия», — делится планами Смелянский.

Только, чтобы получить возможность зарабатывать подобным образом — другие банки конкурируют между собой, развивают инфраструктуру, обеспечивают клиентам условия, ищут лучшие возможности вложить деньги в дело. Соблюдая при этом все жесточайшие требования регулятора. А тут — щелкнули пальцами, набрали вкладов от бабушек — и миллиард на ровном месте. Действительно уж, схема, достойная Бендера.

Не менее интересно и видение Смелянского подхода к электронным деньгам — в одном месте интервью он утверждает, что именно на этот сегмент будет ставка, он же — и будет давать профит «почтабанку». В другом — рассказывает, что операции на самом деле будут оффлайновые, поскольку во многих селах до сих пор проблемы с интернетом. Вот, знаете, как планируется осуществлять оплату коммунальных платежей в селах? «Через смартфоны почтальонов», — утверждает Смелянский. А если нет интернета — то платеж будет отложен на потом, до синхронизации в месте, где интернет есть.

Откровенно говоря, все это больше напоминает не план создания реального банковского учреждения, работающего по стандартам, принятым для банковской системы, и соблюдающего нормы безопасности, а какую-то не слишком продуманную авантюру. Платежи без подтверждений, банковские отделения в неподготовленных помещениях, арендуемых почасово, почтальоны-банкиры без соответствующих навыков…

И это лишь одна сторона медали, далеко не самая важная. А ведь есть вещи посерьезнее, вроде основных правил ведения финансовой политики, построения продуманной банковской системы, предполагающей уменьшение части госбанков, защиты конкурентных прав. Все это законопроект о наделении «Укрпочты» банковскими функциями — сносит начисто. Без оглядки на любые последствия.

Вот, общеизвестно, что во многих странах банковским учреждениям нельзя совмещать, собственно, банковскую деятельность с другими видами — вроде торговли, страхования или материального производства. Такой же пункт, к слову, есть и в украинском законодательстве — там тоже записано, что комбанкам нельзя торговать и заниматься производством. Сделано по нескольким причинам. Прежде всего — чтобы снизить риски для клиентов от возможных потерь, связанных с занятием банком непрофильной деятельностью. Кроме того — подобное совмещение несло бы серьезные конкурентные риски — ведь когда банк держит, условно говоря, магазин по продаже мороженного (в нашем конкретном случае — это продажа почтовых услуг), другие мороженщики оказываются в неравных условиях ввиду отсутствия доступа к дешевым финансовым ресурсам, которые может обеспечить банк-владелец их конкурента.

Что же мы видим в случае с «Укрпочтой»? Что этот принцип, вернее — даже норма законодательства, будет проигнорирована. Ведь, с одной стороны, «почтабанк» не будет считаться коммерческим банком в классическом понимании, а значит, не попадет под законодательный запрет о совмещении деятельности. С другой — теперь условная «Новая почта» или другой украинский почтовый оператор априори окажутся в проигрышной ситуации, потому что там, где они должны будут платить проценты по кредитам, «Укрпочта» получит прямое вливание от своей банковской части безо всяких процентов.

С другой стороны, в абсолютно неравных по сравнению с «почтобанком» условиях окажутся и другие банки. Об этом довольно подробно в недавнем материале рассказал руководитель Офиса Правления Нацбанка Арсен Макарчук.

«(«Укрпочте») не нужно получать банковскую лицензию, выполнять банковские правила и нормативы. Открываешь счета, привлекаешь деньги у населения, но не несешь за эти деньги ответственности. И все потому, что у тебя 11 тысяч отделений, и ты присутствуешь там, где нет банков… А что, так можно было?», — задает риторический вопрос представитель НБУ.

По его мнению, законопроект № 2788-д — это явная игра не по правилам. Ведь в результате создания «почтобанка» условная Галина Петровна, возможно, действительно получит некие услуги, напоминающие банковские. Но качество их будет сомнительным. Потому что регулятор проконтролировать их никак не сможет. Ведь на «почтобанк» не будут распространяться нормативы НБУ.

«Укрпочта» сможет вести почтовые счета, выпускать платежные карты и открывать вклады. Следовательно, граждане получат возможность хранить свои деньги в самой большой почте страны. Что будет происходить с деньгами, которые «Укрпочта» будет собирать с клиентов? Мы не знаем. Почтовик утверждает, что эти деньги разместит на депозитах других банков и будет вкладывать в государственные облигации. Однако кто сможет это проконтролировать? Национальный банк не сможет. Мы можем проконтролировать банки, а почту по закону — нет. За банковский сектор мы спокойны, зная, кого банки кредитуют, и какие залоги по этим кредитам. Куда же пойдут деньги из вкладов в «Укрпочте», наверняка не сможет сказать никто», — утверждает руководитель Офиса Правления Нацбанка.

Кроме того, на «Укрпочту» не будут распространяться и требования финансового мониторинга. Риски, связанные с этим, понятны даже более или менее продвинутому школьнику — если за оборотом денег в учреждении никто не следит, значит в нем можно творить любые темные дела.

«У банков сегодня эффективные системы финансового мониторинга. Построить такую действительно возможно, но дорого и долго. Теперь снова риторический вопрос: имеют ли работники почтовых отделений достаточно опыта и навыков для проверки своих клиентов? Мы понимаем, что люди в селах проводят простые операции и поэтому несут низкий риск противозаконных операций. Но, не придут ли однажды в отделение «Укрпочты» «волки в овечьих шкурах» и сможет ли их распознать почтовик?! Это риск отмывания денег. А есть еще и проблема с защитой отделений «Укрпочты» и перевозки ценностей. Банки придерживаются стандартов хранения и инкассации наличных денег. Закон не распространяет эти стандарты на «Укрпочту», — говорит Макарчук.

Интересная деталь: та модель превращения «Укрпочты» в банк, которую предлагает Смелянский и К, давно была опробована в других странах. И отброшена уже несколько десятилетий назад.

«Согласно исследованию Всемирного банка, в Европе и ведущих странах Азии почти не осталось почтового оператора, который предоставляет финансовые услуги напрямую. В течение последних десятилетий они реформировали свои модели и отдали финансовые услуги профессионалам», — говорит Макарчук.

Нет, во многих странах сегодня спокойно можно получить банковские услуги в почтовом отделении. Но не напрямую у почтальонов, а через банка-партнера. Который является именно банком, имея соответствующую лицензию и отвечает всем требованиям банковского законодательства, придерживаясь всех норм и стандартов банковской деятельности.

Именно такую модель считает вполне приемлемой регулятор. Другой вариант — дождаться принятия закона о платежных услугах и действовать в его рамках.

«Национальный банк поддерживает две возможные модели:

— Так называемую «агентскую». «Укрпочта» будет предоставлять через свои отделения услуги, которые фактически будут предоставляться банком. Не важно, государственным или частным, дочерним или партнерским, мы за равные возможности.

— Предоставление финуслуг в пределах законопроекта о платежных услугах. Документ вскоре будет зарегистрирован в парламенте. Почта сможет открывать и вести платежные счета, но не привлекать вклады», — поясняет позицию НБУ Макарчук.

В похожем направлении рекомендуют идти Украине и специалисты из Всемирного банка.

«Мы бы не рекомендовали создавать модель, которая уже по сути устарела (предлагаемую законопроектом, — ред.), от которой весь мир отказался. Она также не соответствует европейским директивам… Между тем агентская модель — имеет подмодели, которые можно эффективно использовать… И мы бы рекомендовали обратить внимание на опыт агентской модели», — отмечает представитель ВБ.

Суть этих заявлений сводится к нескольким вполне очевидным вещам. Во-первых, что каждый должен заниматься своей работой. Во-вторых, что правила должны быть одинаковыми для всех. И если уж «Укрпочта» — это почтовый оператор, то она должна она качественно доставлять посылки. А не думать о том, как заработать на продаже газа населению. Или снимать на банковских услугах «легкие деньги», после того, как ей будут обеспечены тепличные условия. Потому что в цивилизованном мире — это так не работает.

Добавить комментарий