По России стало прилетать: ВСУ навязали противнику свои правила

0

По России стало прилетать: ВСУ навязали противнику свои правила

Вполне возможно, что прямо сейчас мы наблюдаем игру “смести акценты”, которую ВСУ навязали противнику. На фоне регулярных Дроновых атак по топливным активам федерации, можно легко рассмотреть внутреннюю логику этого процесса. Постепенно вырезая его нефтебазам и особенно НПЗ, наши военные решают сразу две задачи, одна из которых – уменьшение общих запасов топлива, без которого войска противника утратят значительную часть своей механизации, а другая – нанося регулярные удары по этим объектам, наши военные безусловно усложняют боевое планирование.

Всем понятно, что любой боевой план содержит в себе количество той или иной техники, которая нуждается в топливе. Степень интенсивности боевых действий дает повышающий либо понижающий коэффициент к значению топлива, которое должна иметь группировка войск, осуществляющая запланированные мероприятия. И если раньше в этой части плана достаточно было только сделать заявку на переброску определенного количества топлива в указанные места его хранения и распределения, то теперь этого мало. Уже какое-то время назад ВСУ начали вносить коррективы в эти планы, пусть и опосредованно, но достаточно ощутимо. То есть, противнику надо не только получить нужное количество топлива, но и сохранить его для выдачи войскам. А с этим уже складываются все более серьезные проблемы.

В самом начале широкомасштабного вторжения одними из первых объектов дроновых и ракетных атак противника стали именно объекты по переработке и хранению топлива. Сколько раз летело по Кременчугскому НПЗ уже даже посчитать сложно. Но летело и по нефтебазам. А мы не могли ответить противнику той же монетой. Постепенно ситуация стала меняться и первыми запылали нефтебазы на оккупированной территории Украины. Связано это было как с тем, что дальнобойных средств у нас было крайне мало и если уже их применять, то по непосредственным военным активам, как в том случае с БДК в Бердянске, так и с тем, что целый ряд эффективных и дальнобойных средств был получен от наших партнеров, с условием не применения их по целям на территории самой федерации.

Но время шло и когда у нас появились инструменты дальнего действия, то они сразу полетели по военным предприятиям, или чему-то подобному, а потом полетело и по нефтянке. Сначала в огонь пошли объекты на небольшом удалении от границы, а потом – все дальше, и что самое главное, часть ударов уже была направлена не по хранилищам топлива, а именно по производственным мощностям, которые его выпускают. И видимо, это был очень жирный намек противнику на то, что ВСУ вплотную подбираются к возможностям перекрыть экспорт нефти и нефтепродуктов. По крайней мере, именно так надо было понимать налеты на припортовый завод в Усть-Луге и Туапсе.

Читайте також:  Татьяна Гавриш подельница Юры Енакиевского кидает клиентов прикрываясь дипломатической неприкосновенностью

Противник намек понял и был вынужден двигать свои ПВО для того, чтобы прикрыть эти объекты. А с учетом того, что налеты осуществляются с помощью дронов и по территории федерации еще не прилетали ракеты, то в общем, прикрыть подобный объект силами ПВО, не очень-то и сложно. Другое дело, что таких объектов у противника довольно много и они разбросаны по большой территории. А это лишает его возможности обеспечить “зонтик” сразу для нескольких промышленных узлов. Поэтому он столкнулся с той же проблемой, которую имеют наши силы ПВО. Тем количеством комплексов, которые имеются у нас, прикрыть удается только часть объектов. У противника этого добра больше, но и объектов – тоже намного больше.

Это значит, что с каждым новым ударом, противнику приходится маневрировать наличными средствами так, чтобы предугадать направление следующего удара и там устроить заслон для дронов. А кроме того, враг использовал ту же тактику, что и ВСУ в 2022 году – стал рассредоточивать топливо по множеству мест, и порой – маскирует эти места под что-то откровенно гражданское. Так вчера мы узнали о том, что ВСУ атаковали горно-обогатительный комбинат, на котором их военные хранили часть своего топлива. Оно находилось в резервуарах склада ГСМ, но по сути это не склад, а нефтебаза, просто она – ведомственная и у нее такое название. Противник полагал, что под видом промышленного предприятия будет функционировать военное хранилище топлива и этого никто не узнает, но как видно – просчитались.

Такая мимикрия под гражданский объект – понятна ведь если НПЗ, например, не замаскируешь под что-то еще, то устроить нефтебазу на гражданском складе ГСМ – легко. А профит тут в том, что если удалось это сохранить в тайне, то туда ненужно тащить прикрытие из ПВО, которого и так – в обрез. Тут следует понимать, что враг адаптируется к изменившимся условиям и прилагает максимум усилий для того, чтобы защитить собственную нефтянку, но у него же еще и военные заводы имеются, причем – часть из них производят пороха, взрывчатку и прочее, что в случае удачного прилета, может вызвать небольшое землетрясение от детонации того добра, которое там имеется.

Читайте також:  «Слуга» Ткаченко орендує незадекларований будинок на Трухановому острові за вдвічі заниженою ціною

Так что и это нужно прикрывать. И вот только они выдохнули в плане того, что максимально перекрыли подходы к таким объектам, наши военные как бы говорят: хорошо, а теперь – совсем о другом. Насколько можно судить по стонам вражеской прессы, полетело по новому классу объектов, которые лежат в основе любой военной промышленности. Сегодня в Череповце на металлургическом заводе “Северстали” утром 7 марта произошел взрыв. Как уточнила пресс-служба предприятия, взрыв произошел в районе четвертой домны и в результате – никто не пострадал. Прямой текст этого заявления выглядит вот так:

“Сегодня утром в доменном производстве ЧерМК произошёл технологический инцидент. Пострадавших нет. Один из агрегатов выведен в запланированный ранее ремонт. Причины инцидента выясняются”

В общем как всегда – никто не пострадал, разрушений нет, а сам агрегат отправился в плановый ремонт. Кстати, когда после ударов дронами на уши становились их НПЗ, там тоже рассказывали о плановом ремонте, который давно думали начать, а тут как раз выпал удобный случай. Не удивлюсь, если “сверху” предприятиям разослали методические материалы, в которых расписано, что и как надо сообщать на публику, в случае подобных инцидентов. Тем временем, в комментариях местной прессы уже имеется упоминание о загадочном хлопке, а очевидцы не верят в такую историю, скептически от нее отгораживаются:

“Если власти не говорят правду, то они ее не говорят не только сейчас, а и в других, важных для вас случаях”.

В местных же пабликах пишут о БПЛА, который был замечен непосредственно перед хлопком. Насколько это соответствует действительности, сказать сложно, но если ВСУ таки взялись за их металлургические предприятия, да еще и на Урале, то картина становится еще более интересной. Ведь хорошо известно о том, что если печь потухнет аварийно и в ней застынет ее содержимое, то ремонт будет предусматривать снос печи и строительство новой. Таким образом, если правильно организовать удары по таким печам, то не нужно доносить какой-то особо мощный заряд, а просто достаточно уложить 30-50 килограммов тротила или гексогена в нужное место и дальше можно ничего и не делать, все сделает физика.

Читайте також:  "Уже святкує перемогу": активісти розповіли, як Пальчевський ліз п'яним в бійку в центрі Києва

А с такими раcкладами, у противника появляется еще целый пласт критически важных предприятий, который уже нужно прикрывать с воздуха, но чтобы это сделать, откуда-то придется снимать ПВО и перебрасывать в новое место. Противник понимает, что ВСУ не может прикрыть всю свою территорию и вынуждено маневрируют своими зенитными средствами, но как видно, в эту игру можно играть и вдвоем.

disclaimer_iconВажно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке…

Источник

Залишити відповідь