Следствие по делу Татьяны Черновол перешло на сторону режима Януковича

Проигравшие во время Революции достоинства мстят победителям.

Расследование поджога офиса Партии регионов, который произошел во время Революции достоинства, подошло к концу. По крайней мере, номинально. 15 декабря бывшему народному депутату Татьяне Черновол вручили обвинительный акт, касающийся тех событий. В частности, участницу Майдана обвинили в умышленном убийстве, пишут Буквы.

15 декабря, здание территориального управления Государственного бюро расследований (ГБР) Киева. На входе дежурят десяток телекамер, рядом томятся журналисты. Через несколько минут на лестнице появляются активисты молодежного крыла «Европейской солидарности», а за ними – бывшая депутат от «Народного фронта» Татьяна Черновол. Она как раз идет знакомиться с обвинением в умышленном убийстве. На камеры говорит общими фразами и обещает дать подробный комментарий после того, как прочитает документы от следователей. Под здание ГБР подтягиваются и несколько участников Революции достоинства.

Чуть дальше стоят медийные лица протестов зимы 2013-2014: бывший лидер Автомайдана Дмитрий Булатов, экс-глава Института национальной памяти и народный депутат Владимир Вятрович, бывший премьер-министр Арсений Яценюк, бывший спикер Верховной Рады Андрей Парубий, экс и.о. президента Александр Турчинов. Поддержать бывшую коллегу по парламенту приходит и 5-й президент Петр Порошенко. Перед немногочисленной публикой они говорят о реванше и попытке преследовать майдановцев. Черновол, между тем, идет в здание.

Альтернативное видение от ГБР

Впервые о подозрении Татьяне Черновол в умышленном убийстве заговорили в апреле этого года. Тогда, напомним, дома у экс-депутата провели обыски и изъяли одежду, в которой женщина якобы была на Майдане. Ее подозревали в поджоге центрального офиса Партии регионов и убийстве инженера Владимира Захарова, который там работал. Черновол на время расследования отправили под круглосуточный домашний арест, затем – на ночной домашний арест.

Следствие длилось более полугода. За это время киевское ГБР должно было установить причастность женщины к преступлению и передать дело в суд, или закрыть его. Госбюро выбрало первый вариант.

Поэтому, официальная версия следователей следующая. 18 февраля 2014 года в правительственном квартале происходили «массовые беспорядки», «погромы», «поджег», «уничтожение имущества» и «насилие над людьми». Татьяна Черновол, считают в ГБР, в тот день хотела захватить здание центрального офиса Партии регионов на ул. Липской, 10. Важно: события происходили около полудня, однако об этом позже. Активистка якобы знала, что в здании находятся люди (как говорят следователи – 50 человек), в том числе и погибший инженер Захаров. Вместе с неустановленными лицами она «разработала план», который начала реализовывать уже в 12:15.

«С целью умышленного причинения смерти охранникам и работникам центрального аппарата Партии регионов» Черновол подошла с неизвестным мужчиной к одному из окон здания и подняла металлопластиковый роллет. Неизвестный бросил внутрь «коктейль Молотова», активистка убедилась, что пожар начался, и опустила роллет. Впоследствии внутри обнаружили тело Захарова, который умер от удушья.

Следователи квалифицировали действия Черновол как умышленное убийство по предварительному сговору опасным для жизни многих людей способом. Максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом за такое преступление – пожизненное лишение свободы.

Также стоит упомянуть и заявления ГБР от апреля этого года. Из них следовало, что следователи киевского Госбюро расследований по-своему трактуют хронологию событий того дня. А поджог офиса ПР, как виделось с публичной позиции следствия, считали едва ли не первым актом насилия, который в итоге и привел к зачистке правительственного квартала от майдановцев, а впоследствии – так называемой антитеррористической операции в центре Киева. И силовой разгон протеста, по такой трактовке, это не заранее спланированные действия, а лишь попытка «наведения порядка» в столице. Более того: примерно так излагают события и адвокаты президента-беглеца Виктора Януковича и бывших бойцов «Беркута». Мол, протест на Майдане не был мирным, «лидеры Майдана» пытались захватить власть, а милиция противостояла радикалам, которые устроили погромы.

Читайте також:  Депутати Олександр Стрельченко та Олексій Романько організували схему на експорті пиломатеріалів - Ярослав Бондаренко

Дело Черновол, ГБР и ОПЗЖ

Чтобы разобраться, что не так в деле Черновол, нужно вернуться на несколько лет назад. Скажем, в 2017 год, когда дело о смерти Захарова и поджоге офиса Партии регионов передали в Управление специальных расследований (УСР) Генеральной прокуратуры. Именно это подразделение длительное время занималось расследованием преступлений, совершенных во время Революции достоинства. Следователи прокуратуры допросили экс-депутата, провели ряд экспертиз, проанализировали факты и не нашли доказательств того, что Черновол причастна к убийству инженера офиса «регионалов». В то же время, они так и не установили, кто именно поджег здание на ул. Липской. Об этом, в частности, в свое время говорил бывший глава УСР Сергей Горбатюк.

Также в 2017 году прокуратура потеряла полномочия для расследования и должна была передать все «майдановские» дела в ГБР (ведь эти преступления – именно их подследственность), которое только создавали. Как отмечали бывшие члены УСР, тогдашнему главе Госбюро Роману Трубе предлагали сотрудничество, просили создать отдельное подразделение по делам Майдана, работники которого должны сразу знакомиться с расследованиями, чтобы они в дальнейшем не простаивали. Ведь прокуроры окончательно теряли возможность заниматься расследованиями в ноябре 2019-го. А следователям, если они действительно хотели бы разобраться в материалах, нужно было время, чтобы изучить материалы дел.

Следствие по делу Татьяны Черновол перешло на сторону режима Януковича

Штурм офиса Партии регионов

Однако Труба от сотрудничества отказался. Дела Майдана заранее в ГБР не передали, адвокат Семей Небесной сотни Евгения Закревская объявляла голодовку, чтобы ускорить решение проблемы. В результате часть прокуроров, занимавшихся расследованием преступлений времен Революции достоинства, уволились.

В прокуратуре не под запись говорят: с 2018 года не хватало следователей, а часть преступлений просто некому было расследовать. Например, события в правительственном квартале 18 февраля 2014 года. Эту же информацию подтверждают и адвокаты семей Небесной сотни. Более того, эпизоды по 18 февраля якобы передавали в Госбюро последними и некоторое время они также были без следователей.

Еще один важный эпизод в этой истории – смена руководства Государственного бюро расследований.

В декабре прошлого года Верховная Рада отставила все руководство ГБР. По закону о Госбюро, в случае увольнения / смерти / исчезновения директора его полномочия переходят к первому заместителю. Он руководит структурой 60 суток, далее передает кресло обычным заместителям. И так продолжается по кругу, пока не назначат полноценного руководителя структуры.

Поскольку заместителей не осталось, президент Владимир Зеленский назначил временного директора – свою соратницу Ирину Венедиктову. Та, в свою очередь, довольно оперативно организовала конкурс на своих заместителей, среди которых оказался бывший адвокат Виктора Януковича Александр Бабиков (ныне уволен из ГБР, однако через Окружной админсуд Киева пытается восстановиться в должности). Против его назначения выступали и адвокаты пострадавших на Майдане, и семьи убитых протестующих. Ведь ему, в частности, должно было подчиняться и «майдановское» подразделение, в расследованиях которого фигурировал Янукович.

Читайте також:  Новый офшорный скандал FinCEN: как Коломойский, Клюев и Фирташ отмывали деньги через мировые банки

Несмотря на это, Бабикова на должность назначили, и в конце января он решил дать пресс-конференцию. На которую пришла и Татьяна Черновол. Экс-депутат, как она сама призналась, хотела задать господину Бабикову несколько вопросов, в частности – о нападении на нее во время Майдана. Однако ее силой вытолкали из зала. И, по слухам, после этой истории в ГБР заинтересовались делом Черновол. Более того, его распределили не подразделению, занимающемуся преступлениями времен Революции достоинства, а территориальному управлению ГБР Киева. И уже через два месяца бывшему депутату выдвинули подозрение в умышленном убийстве.

Следствие по делу Татьяны Черновол перешло на сторону режима Януковича

Чтобы дополнить картину, стоит вернуться в 2014 год, когда дело по Черновол только появилось. Тогда его расследованием занималась Национальная полиция.

По словам бывшего депутата, эту работу курировали руководитель Главного следственного управления МВД Александр Вакуленко и его заместитель Григорий Мамка (документы по делу о смерти Захарова за его подписью публиковало издание Lb.ua). Его в декабре 2015 года уволили из правоохранительных органов, однако он восстановился в должности через Окружной админсуд Киева весной 2016-го. А во время парламентских выборов 2019-го прошел в Верховную Раду по списку Оппозиционной платформы – За жизнь. Он был одним из подписантов обращения в Конституционный суд об отмене закона об амнистии участникам революции достоинства.

Российская «гуманитарка» для майдановцев

В истории с обвинением Татьяне Черновол важно то, что она никогда не отрицала причастность к штурму офиса «регионалов». Однако экс-депутат неоднократно отмечала: она никого не убивала.

«Категорически заявляю – я никого не убивала. Мне шьют убийство, но это фальсификация. Все, что есть у следствия – это то, что меня идентифицировали при штурме офиса Партии регионов. Почему следствие считает, что среди всех людей, которые тогда были во время штурма, именно я причастна к убийству? Формально потому, что другие не установлены, а Татьяна – установлен », – заявила Чорновил журналистам после вручения обвинения 15 декабря.

Фактически же версия и трактовка событий 18 февраля 2014 года от киевского ГБР идет в разрез с версией следователей УСР и собранными доказательствами. Ведь штурм офиса Партии регионов не был первым актом насилия. Так же, как он не был поводом для зачистки правительственного квартала. Чтобы в этом убедиться, стоит посмотреть материалы другого расследования. А именно – о российской «гуманитарке», в котором фигурируют бывшие милиционеры (и пост-революционные полицейские – ред.) Анатолий Серединский, Сергей Поготов и Игорь Бабич.

21 и 24 января 2014 года из России в Украину прилетает Ан-12 с бортовым номером UR-САН. Он делает рейсы между аэропортом «Чкаловский» (в Московской области) и аэропортами «Жуляны» и «Гостомель». По информации прокуратуры, именно этим бортом в Украину завезли около 13 тыс. единиц спецсредств, в частности светошумовые гранаты, гранаты со слезоточивым газом и резиновые патроны со свинцовой картечью. Несмотря на то, что украинское Министерство здравоохранения не проводило их сертификацию, руководство МВД позволяет милиции использовать их против майдановцев.

16-17 февраля 2014 года начальник милиции общественной безопасности Главного управления МВД Петр Федчук дает приказ о выдаче силовикам патронов со свинцовой картечью. На местах спецсредства раздает заместитель командира киевского «Беркута» Сергей Кусюк (бежал в РФ, работает в российской полиции – ред). Важно также и то, что с виду эти патроны невозможно отличить от обычных резиновых пуль, которыми обычно заряжают помповые ружья «Форт-500». По информации следствия, и обычные, и «гуманитарные» патроны при выдаче были перемешаны в ящиках.

Читайте також:  О "гуманитарной помощи" от "слуги народа" и друга президента Юзика

18 февраля 2014 года – день, когда милиция впервые начинает массово использовать спецсредства российского производства. Они мощнее украинских, также приводят к тяжелым травмам и увечьям протестующих. В тот день, как известно, к правительственному кварталу приходит Мирное шествие с требованием восстановить Конституцию 2004 года. Впрочем, майдановцев из-за спин бойцов внутренних войск атакуют титушки, забрасывая людей дымовыми шашками. По митингующим стреляет и полиция.

Противостояние на улицах начинаются еще до 12:15, когда, по версии следователей киевского ГБР, Татьяна Черновол якобы поможет поджечь офис Партии регионов.

«Штурм офиса Партии регионов 18 февраля подают как беспорядки. Но это был вынужденный акт самозащиты. Почему? Потому что в это время были убийства в Мариинском парке. Активисты были окружены, их били дубинками, расстреливали из оружия бандиты с символикой Партии регионов. И штурм офиса ПР был отвлекающим маневром. Это была попытка оттянуть титушок из Мариинского парка», – объясняла Чорновил 15 декабря под зданием ГБР.

Ее слова частично подтверждают и факты, установленные следователями. Так, примерно в 10:30 на ул. Институтской уже стреляли «гуманитарными» и обычными резиновыми пулями. Двое майдановцев к этому времени уже были ранены: одна женщина в лицо, другая – в область сердца. В 11:00 в Мариинском парке полиция и титушки били людей, по меньшей мере четверо майдановцев получили тяжелые телесные повреждения. Примерно в это же время с крыши дома на углу улиц Институтской и Шелковичной милиция стреляла по митингующим и забросала их гранатами.

Что же касается самого штурма здания на Липской – то внутри действительно находились работники офиса ПР. Однако в помещении их не закрывали, позволяли выйти наружу. Об этом говорят и сами протестующие, и следователи по делам Майдана. В то же время, как отмечают в прокуратуре, Захаров оставался в здании. Вероятно для того, чтобы забрать жесткие диски с компьютеров. И в результате отравился угарным газом. Об этом же в комментариях журналистам говорила и сама Черновол.

В частности, она вспоминала, что при погибшем нашли несколько винчестеров. Однако пока это именно версия событий, которая противоречит словам бывших регионалов, которые в целом продвигают тезисы о «захвате власти». Если же следователям киевского ГБР и прокурорам удастся получить обвинительный приговор для Чорновол – это альтернативная история получит официальное признание. А после этого появится почва, на которой увереннее будут базироваться рассказы о «государственном перевороте» глазами Виктора Януковича.

Leave a Reply